Замечание филолога

Часто, при обсуждении вопросов языка Ада, возникают трудности с употреблением местоимений „он“, „она“ и склонением слов. Вот комментарии специалиста по этому поводу.

Доброго времени суток,

Зашел по предложенной ссылке и был просто потрясен — такого бурного обсуждения я даже не ожидал. Не стал подписываться на конференцию целиком, просто почитал. Попробую изложить свое видение вопроса. Излагаю очень кратко, поскольку на этом материале можно диссертацию писать.

Для начала — немного фундаментальной теории. Вообще в большинстве европейских стран значения слов (в том числе — профессиональной терминологии) определяются и устанавливаются коллективами авторитетных ученых, работающих в высших научных органах — вроде отделений Академии Наук, Королевского филологического совета (Англия), Академической Комиссии по вопросам языка и речи (Франция) и т.п. Делается это через словари, которые готовят и выпускают совместно со специалистами, снабжая подробными комментариями по словоупотреблению.

В России этой практики сейчас нет. Несмотря на наличие серьезных научных коллективов новые приличные словари выходят очень редко, не успевают за развитием речи и не удовлетворяют всех требований. Причины всем известны, о них, думаю, можно не рассказывать. ;)

В таких условиях формирование лексики происходит стихийно и практически никак не контролируется. Отсюда в русском появляются „файлы“, «брандмауэры», «свитчи» и прочие профессионализмы. Они отражают новые понятия, необходимые людям, для которых лингвисты не успели предложить вовремя корректный и адекватный перевод.

Для большинства слов, заимствованных таким образом, характерен т.н. процесс «ассимилирования». Он состоит в заимствовании формы слова из другого языка с дальнейшим употреблением этого слова по правилам русского языка. Классический случай — это прославленное «вам чизов наслайсать или хольным писом возьмете?». В компьютерной сфере таких примеров больше — потому что там больше новых терминов.

Теперь про злополучную Аду. Г‐жа Лавлейс, конечно, была женского пола. Так как речь идет о языке программирования, а „язык“ — мужского рода, то следовало бы писать „он“. Но это плохо согласуется с очевидной женской принадлежностью имени „Ада“. Кстати, родовое деление в английском языке есть, просто сохранилось оно лишь для немногих слов (причем выделяется женский род). Вполне естественно для англоговорящих бывает сказать о маленьком ребенке — „it“, о судне или программе — „she“. Большинство языков программирования — „it“, хотя на англичан в этом смысле нам ориентироваться можно не всегда. И вот почему. Род ассимилированных слов в русском определяется по общей парадигме (зачастую неосознанно) — так «мерседес» воспринимается как нечто мужского рода, хотя само слово — женское имя. Visual Basic — „он“ для большиства программистов, хотя для англоговорящих это — „it“ (поручики, молчать!). В дальнейшем ассимилированные слова склоняются по правилам РУССКОГО языка — файла, файлу, файлом. Соответственно АДА, АДЕ, АДОЙ и т.п. В письменной же речи приходится проводить разделение

  • либо Ада предназначена для......
  • либо Язык (программирования) Ада предназначен для....

Оба варианта будут правильным, но первый сэкономит время пишущего и читающего.

Третий вариант — один из возможных способов избежать проблем (т.н. мелкие хитрости переводчика):

  • Ада предназначается для...

И ничего криминального нет в прямом склонении слова АДА — именем девушки он в этом значении больше не является, от него в данной ипостаси остался только род. Причем род определяется больше звучанием, чем изначальной принадлежностью (в русском большинство слов женского рода в Им. падеже часто заканчиваются на „а“, в т.ч. имена собственные — Москва). Непривычно? Это ощущение скорее связано с новизной термина в языке (ему и 20 лет нет). А вот брандмауэр, позаимствованный из немецкого лет 40 назад, уже и вопросов не вызывает, и используется вовсю — почти как исконно русское слово. Это все дело привычки. Слово, кажущееся новым и неестественным на первых страницах 300‐страничного руководства, уже выглядит вполне органично странице на 150.. К 300‐й странице читатель с ним уже свыкается (если только термин не подобран из рук вон плохо). Разумеется, употребление заимствованных слов обязательно предварять подробным комментарием переводчика с описанием происхождения термина и обоснованием такого его использования (это в идеальном случае).

Ну вот, это — если очень кратко и только по самым верхам. Если будут еще вопросы, постараюсь на них ответить.

Засим остаюсь, искренне Ваш, Andrew